БЛАГОДАРИМ ВСЕХ УЧАСТНИКОВ КОНКУРСА!

ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ !!!



I  ПРЕМИЯ

Не присуждена


II  ПРЕМИЯ

Денис Летуновский (Франция)


III  ПРЕМИЯ

Елена Ларина (Эстония)

Инна Харченко (Германия) 



ДИПЛОМЫ конкурса


Ирина Анащенкова (Эстония)

Наталья Бельская (Латвия)

Алеся Шаповалова (Германия)

Светлана Семенова (Латвия) в номинации "Поэзия для детей"



ДИПЛОМЫ за избранные стихотворения


Виктор Гайчук (Эстония) Рельсы

Эльвира Поздняя (Литва) Монисто

Елена Образцова (Латвия) Пересечение сияющих зеркал

Ева Ахтаева (Литва) Мой вечный преданный любовник

Наталья Шконда (Латвия) Зимы прекрасные черты

Елена Малышева (Латвия) Тётушка ночка в темной сорочке в номинации "Поэзия для детей"



ДИПЛОМЫ Целевого капитала поддержки русской культуры (Эстония)


Алла Барлинова (Эстония)

Вадим Ваха (Эстония)

Генрих Кирсанов (Эстония)

Михаил Мазель (США)

Ванда Саволайнен (Финляндия) в номинации "Поэзия для детей"




Стихотворения



Денис

Летуновский


* * *

Ты не стой в проходе, заходи -

Посидим, покурим, помолчим.

Столько жизни нашей позади,

Столько лиц, и ликов, и личин!


Всё не поместить в одну строку,

Все не высказать, ни вновь не пережить,

Разве только день за днем, как по глотку,

Вымолчать и с миром отпустить.


Серый пепел падает на стол,

Обожженный светляком. Вдвоем

Мы ведем неспешный разговор

На немом наречии своем.


И окна светлеющий квадрат,

И вскипевшей сотни раз воды... -

Мы запомним этот рабий зрак

Длящейся, кухонной пустоты.


На двоих дыхание, канва

Ходиков, чей слог не различим.

Обо всем, о чем нужны слова -

Посидим, покурим, помолчим.


       

* * *

Запах гари, ладана и злата,

Серы, смирны, пота, воска.

Снег - московская короста,

Иерихонский соглядатай!


Мимо стен и окон - наземь.

Над домами - трубы. Ходом

Крестным, чистым. Боже, кто Ты?

Я на все уже согласен -


Вновь испачкаться, омыться.

Руки, ангельские лица.

Тускло, но коптит лампада.


Хоть и здесь я, но не здешний.

След оставить зыбкий, снежный

На земле, где плачь и скрежет

Снегопада.

       

* * *

Мой слог пребудет молчалив,

Неторопливы мысли, сонны.

Не примус починять - чернить

Бумагу выверенным словом.


Ты - Тот, кого искал вчера,

Сегодня, послезавтра, вечно.

В пространстве отрывного января,

В чреде минут грядущих и заплечных.


Мазками, глиной повторить

Все сотворенное когда-то.

Нанизаны слова на нить,

И мой маршрут лежит обратно.


Желанье наше сдачи в плен

Пустым, натопленным квартирам,

И не сгибаемость колен,

И не прощение прости нам.






Елена Ларина


Холодным бризом...


Холодным бризом просолив

Морскую глотку,

Баюкал северный залив

Малютку лодку.

И роза дикая цвела,

И сфер небесных купола

Звонили день, а я несла

Свою находку.


А я любовь свою несла -

Святую ношу.

Хоть луг, где я босая шла

Не мною скошен.

Не огибая этот луг,

Не размыкая сжатых рук,

Ведь я нашла её не вдруг,

Не вдруг и брошу.


Порой легко, порой теряя

Равновесье,

Сквозь лес пороков и достоинств

Редколесье,

Несу любовь на Божий суд.

Её как святость мне зачтут,

Что все грехи мои земные

Перевесит...

       

Пегас окликнул...


Пегас окликнул издали меня,

- Послушайте, мы, часом, не родня?

- Ах, боже мой! - я выпрямилась гордо,

- Конечно, с Вами мы одних кровей!

- Да нет, не то.... У бабушки моей

Под старость лет была такая ж морда.

       

Прости, родимое пятно...


Прости, родимое пятно

На карте мира.

Задачка сложена давно,

Да нет ответа.

В задачке сказано: дано -

Кусочек сыра,

Который нужно поделить

На части света.


А их - четыре.

Я не спорила с судьбою

И мне комфортно здесь,

В недальнем заграничье,

Хожу на Запад

Проторённою тропою,

А на тебя смотрю сквозь щелочку,

По-птичьи.


Слежу, как там живет душа моя,

Блудница,

Что переехать наотрез

Не согласилась,

Как шепчет Волга берегам,

Что ей не спится,

В переживаньях о послушнице

России.


А я причем? А что же мне-то нет покоя?

И этих контуров на карте нет дороже?

Я не прошу любви, прошу, живи, родное!

Не сокращайся как шагреневая кожа.        







Инна Харченко


Песня вечной жизни

В мире существует легенда, гласящая о том,

что сердце Жанны Д'арк после сожжения её

 на костре осталось на плахе нетронутым...


Присел сверчок на камне у дороги

И клянчил у прохожих медный грош.

Стояли за спиной у судей Боги,

И яхонт глаз читал святую ложь.


Толпа гудела. Карл Седьмой смеялся.

Шептал молитву Ангел за тебя.

Злорадствовал палач, огонь метался...

Ты тихо уходила, не скорбя...


Сожжённые слова. Руан. И плаха.

И жалом - неизбежный приговор.

Уже в дыму беспамятства рубаха.

И церковь не отмоет сей позор!


Не знал палач, что ждет его расплата,

Не знал, что свет пребудет от огня.

Не слышал дровосек псалмов набата,

Никто не знал, что Утро Бытия


вот-вот наступит. Свергнутся тираны,

И тёмным душам - не подняться ввысь.

Руан не знал, кого любила Жанна,

Но я уверена: она любила жизнь.


В ней что-то от богини и орлицы.

Блаженно вдохновение пера.

Темнеют обгоревшие ресницы

На фоне огнетканного ковра.


Поправ столетья, сердце, как святыню,

Нетронутым на плахе я нашла...

И бережно, чтоб солнце не остыло,

Я с ним в руках в двадцатый век вошла...


Осенняя флейта души


Утешь меня своим письмом -

Теплом качающихся строчек.

Созвучье запятых и точек

Отождествляется с огнём.


Перо, чернильное пятно

И лист бумаги, словно площадь.

Твоё письмо везёт извозчик

В широком рукаве манто.


А в нём два слова: «Я люблю...»

И подпись скомканных бессонниц.

В толпе ликующих поклонниц

Себя: больную - узнаю.


Беззвучно ветер за окном

До блеска полирует листья.

Горят рябиновые кисти,

Утешь меня своим письмом...

       

Коммуналка Бродского


Полюсом Северным, полюсом Южным

Ветер скитается страхом Титаника.

Наш коридор до предела был сужен

Грудой висящих простынок, подштанников.


Стонут картонные перегородки...

Жарим картошечку, режем колбаску ли,

Или соседка не влезла в колготки -

В Клайпеде знают об этом и в Триполи...


От тяготения не оторвёшься,

Здесь выживали и вдовы, и «нобели».

Чуть зазеваешься - фыркает осень:

Нищий прыжок в пенсионную оттепель...


Полная стопочка в жабрах блондинки.

Слушаем радио раковин времени.

Челюсть вставная старушки-копилки

Бьёт ежедневно жильцов: да по темени.


Легкое хобби - услышать соседа!

В сплетнях - ни-ни - всё без имени-отчества.

Руку мне жмёт коммунальное гетто:

Мир близорукого цирко-убожества...